Станица Африканская

Конец XIX века. Колониальные империи делят мир, кроят карты. В Африке, на куличках, за краем ойкумены русские казаки строят свой станицу.

Нормальное дело, казачье. Идти туда, где чужие, чтобы сделать их своими. Нашими, в смысле. Храм православный из парусины возвели. А как же? Планировали и настоящую, капитальную церковь поставить, все для того привезли из России, но не случилось. Окормлял общину афонский монах Паисий.

Станица, кстати, называлась Московская. Или Новая Москва. Место, чтобы вы проще себе представляли – Абиссиния. Можно было бы сказать, что это Эфиопия, но сегодня там Джибути. Клочок далекой африканской суши между Эфиопией и Сомали.

Привел казаков на такие дикие, экзотические, но удивительные территории атаман Николай Ашинов. Собственно, атаманом-то он был самопровозглашенным. Спросите у меня, кто это – подвижник, просветитель, отчаянный русский патриот или жулик, так, честное слово, не рискну ответить однозначно. Скорее, всего этого, противоречивого, намешано в Ашинове было в пропорциях взрывоопасных. Зато он был удивительно энергичным и пробивным человеком, умеющим увлечь кого угодно, включая больших чиновников.

Николай Ашинов, конечно, никакой не казак. Происходил он из пензенских купцов. Батенька его разорился. Сам же Ашинов-младший не без труда получил образование. Не так, чтобы бесталанен был, выгоняли его из учебных заведений за буйный нрав.

Казачья тема появилась в его судьбе, когда Николай Иванович пребывал на Кавказе. Он заявился к сухумскому руководству под видом предводителя казаков, угнанных некогда в турецкий плен, но осевших в тамошних горах, хранящих верность православию, царю-батюшке, Отечеству. Афера имела успех, конвертированный в пожертвования.

Но тут самозванный казак Ашинов заболел Африкой. Что интересно, конкретной ее частью – Абиссинией. Народ там, пусть и чернокожий, но в религиозном плане, духовно, так сказать, очень близкий. Те ж православные, только визуально не очень на нас похожие.

Над проектом пришлось поработать. Общение с важными людьми, с духовенством, титанические подготовительные труды привели к высадке на восточном берегу «черного континента» 150 терских казаков во главе с атаманом Ашиновым. Здесь должен был возникнуть оплот Российской империи, веры православной. В местах столь отдаленных от метрополии, что и представить сложно.

По ходу дела жульничества в действиях Ашинова хватало. Местному правителю он представлялся полномочным посланцем российской власти, в Россию возил каких-то арапов под видом посланцев дальних земель. Но зато возникло русское поселение в Африке, будущая колония. И гвоздь в мягких тканях конкурирующих держав.

Франция, Англия и Германия, внезапно обнаружив в Африке казачьи разъезды, запаниковали. В этом была усмотрена российская экспансия на новом направлении. Тем паче, никто не могу поверить, что там всего 150 казаков. Мыслился огромный экспедиционный корпус страшных русских вояк в мохнатых папахах.

На полную мощь включилась европейская дипломатическая машина. Император Александр III крепко удивился, узнав, что его войска наводят шорох в Африке. Можно было бы, конечно, на принцип пойти. Но царь не вполне представлял, зачем ему абиссинские земли, так еще и ценой конфликта с европейскими странами.

Словом, африканскому казачьему войску пришлось биться самостоятельно. Против русских колонистов были брошены французские части. Во избежание ненужных жертв, атаман Ашинов решил сложить оружие.

Пленных казаков с почетом доставили в Россию. Где каждый получил свое. Монах, а к тому моменту уже архимандрит Паисий, отправился в одну из грузинских обителей. Ашинова сослали сначала под Чернигов (в имение жены), а затем в Саратовскую губернию. Позже лихой африканский атаман уехал в Париж, затем в Лондон. Писал оттуда царю, мол, если тот задумает африканские проекты, там атаман готов участвовать, и навыки есть, и верные люди. Но русскому самодержцу было как-то не до того.

MARMAZOV.RU

Материал опубликован сайтом «СЖС» 18 ноября 2017 года

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий